Гангутский манёвр: как я яхту из Финляндии морем эвакуировал

карта перехода

Кажется, этот блог снова заживёт (но это не точно) — позавчера я прибыл на своей яхте из Финляндии в таможенный пункт «Форт Константин», что на юге Кронштадта, и теперь пишу этот отчёт из дома. Меня так и тянет сесть в автомобиль и поехать посмотреть на неё с берега (до завершения таможенных процедур я не могу навещать её без специального заявления) — мне до сих пор не верится, что мы воссоединились спустя полтора года разлуки.

Текст очень длинный и, уверен, яхтсменам даже средней опытности тут читать будет особо нечего. Но я пишу его так подробно скорее для себя, ибо я получил просто массу опыта — а еще потому, что это, наконец, свершилось. На год позже, чем я ожидал.

Преамбула, или как всё начиналось

Уже с конца зимы я занимался проработкой деталей доставки (весьма дорогой) лодки сушей, на специальной фуре, ибо не было больше сил терпеть. Я ничего не писал на эту тему, так как понимал, что история слишком многофакторная, а вероятность позитивного исхода на уровне «50/50».

Но, внезапно, в начале апреля финские пограничники разрешили русским забрать свои маломерные суда, и я с головой нырнул в эту тему — подготовку документов, планирование маршрута, организацию работ на яхте силами финского персонала, получение визы (а для этого тоже нужно было подготовить обоснования и документы о яхте и месте её хранения) и кучу других «увлекательнейших» для меня, дизайнера, логистических дел — окно на всю эту эвакуацию давалось с середины апреля по конец мая, и нужно было поспешить.

Ремарка 1: Думаю, что потом, после завершения всех формальностей, я напишу о бюрократическом процессе растаможивания подробнее, но пока особого смысла не вижу — вряд ли кому-то пригодится этот опыт в обозримом ковидном будущем, но некоторые моменты прохождения границы морем будут и тут.

В общем, на 16 мая у меня был запланирован вылет в Финляндию вместе с взрослым коллегой, Валерой, капитаном другой яхты, который меня, в общем-то, и впутал ввёл во всю эту яхтенную историю несколько лет назад.

Ремарка 2: Финские пограничники предупреждали, что количество людей для визита должно быть минимальным, плюс другие нюансы санитарного контроля ограничивали наши возможности нахождения на территории Финляндии для нормальной подготовки лодки, поэтому я быстро отказался от вариантов перегона яхты с друзьями (такими же не особо опытными, как и я), и почти сразу позвонил Валере, ибо с его колоссальным опытом с конца 80-х годов я был уверен, что в любой ситуации он будет знать, что делать. Валера моментально согласился. Сразу скажу, что несмотря на большую поколенческую разницу, я горячо благодарен ему за всю помощь, поддержку и опыт, которым он легко делился — без него я бы, наверное, еще был где-то в районе Хельсинки.

От России до марины

Как добраться до яхты, стоящей в ангаре где-то в лесу, далеко от городов, если тебе нельзя ехать на своем автомобиле, да и оказаться в Финляндии ты можешь только с помощью самолёта? Этот вопрос тоже меня сильно беспокоил, ибо рутинная два года назад история «сел в автомобиль и поехал» тоже превратилась в небольшое путешествие.

Упаковав основные вещи и толстую папку документов, я приехал в аэропорт, где меня уже ждал Валера. Покурив, пошли за посадочными талонами. Уже на стойке приёма багажа проявились отличия от старых рутинных полётов — с нас попросили не только результаты тестов на коронавирус, но и судовую роль (crew list) и документы о яхте и её месте хранения. Убедившись, что мы не собираемся лететь в Финляндию в целях немедленной депортации обратно, нам вручили посадочные талоны.

Пограничный досмотр мы прошли без проблем, хотя сразу скажу, что все последующие этапы я нервничал довольно сильно, ибо свой загранпаспорт, замоченный в Атлантике, я так и не поменял за год ковида (когда я собрался весной 2020, закрыли все МФЦ, а потом и забыл), поэтому боялся, что меня развернут.

Ремарка 3: То же финское консульство мне выдало визу только, будто, пожалев меня — паспорт вернули с однократной визой до 31 мая (это учитывая, что у меня было уже несколько многократных двухлетних виз) и вложенной бумажкой, на которой было буквально написано следующее: «Уважаемый имярек, ваш паспорт не действителен, ибо был намочен, но мы всё таки, в этот раз, решили выдать вам визу. В следующий раз, пожалуйста, подавайтесь на визу с новым паспортом».

Меня немного отпустило — хотя бы посмотрю на Финляндию сверху, да и предчувствие поездки все же какое-никакое, с позапрошлого февраля не летал.

Людей мало, но они есть

В международной зоне ожидания, на удивление, народу хватало, хотя и не так много, как в доковидном прошлом. Рядом с нашим гейтом почему-то было больше финнов, чем русских — что, конечно, контрастировало с прошлым опытом.

Объявили посадку. Пройдя по трапу до самолёта, мне показалось, что вход в самолёт ниже, чем обычно (хотя я и так всегда пригибаю голову). «Совсем всё забыл» — пробурчал я, но, поприветствовав стюардессу «Hej Hej» и пройдя внутрь, убедился что самолёт не аэробус, а меньше — только по два кресла в ряду. Оказалось, что лететь мы будем на узкофюзеляжном Embraer ERJ-190 — что, впрочем, было понятным, учитывая не только пандемию, но и то, что сам перелет (без рулений и прочих земных радостей) был продолжительностью около 30 минут.

Внутри Embraer ERJ-190

Погода была солнечной, я с удовольствием смотрел в окно на район своего плавания, идущий трафик и сделал несколько фотографий, чтобы на них потом наложить трек своей поездки (жаль окно было аккурат над крылом). Впрочем, получилось разобраться более-менее только с одной:

Крайняя левая точка в треке — место ночёвки во вторую ночь перехода

Приземлившись, аэропорт Вантаа по сравнению с Пулково напоминал скорее аэропорт из фильма «Лангольеры» — перемотанный лентами и пустой. По пути к погранконтролю, подошли люди с ковидными иконками на одежде и попросили заполнить анкету для сдачи теста на ковид спустя три дня. Я был готов к этому и объяснил им, что мы едем за яхтой, почти по прямому маршруту, и спустя три дня будем скорее всего где-то между островами. Немного подумав, нам ответили «окей» и отпустили. Благодаря пустому аэропорту граница была пройдена в момент — и я ещё немного с облегчением вздохнул, ибо все следующие испытания до выхода из Финляндии уже скорее зависели от нас, чем от людей с погонами.

Несколько человек и всё

Выйдя наружу и перекурив, мы спустились и сели на электричку до главного вокзала Хельсинки. На удивление, люди что на улице, что в метро, особо не носили маски — хотя скорее без них были иммигранты, чем финны, что меня немного покоробило. Мы же с Валерой тщательно следили всю поездку до марины за ношением этого аксессуара.

Радость от прибытия в Финляндию я испытал только когда мы вышли на привокзальную площадь. Забавно спустя полтора года испытывать это ощущение — ведь в 2019 году регулярные визиты яхты сделали пребывание в стране чем-то рутинным, сравнимым с поездкой на дачу, и даже было лень лишний раз заезжать в Призму.

Гостиница была совсем рядом, слева от входа в неё стояла стеклянная баночка для бычков, сверху над ней была надпись с непечатными словами на русском.

Как не уезжал

Мы побросали вещи и решили прогуляться перед сном до гавани столицы — тоже, в общем-то, банальность, но которая теперь стала чем-то далёким и забытым — «неужели я снова это вижу?». Только полное отсутствие паромов как-то говорило об условиях пандемии (в Финляндии тоже сняли многие ограничения к моменту нашего визита), впрочем, время было позднее и может они были, но уже ушли.

Банально, но столь недоступно

Утром мы выскочили из отеля и пошли обратно на вокзал — впереди была полуторачасовая поездка на электричке до города Сало. Я еще не ездил в двухэтажных вагонах и оценил это, но больше разглядывал Финляндию за окном, предававшись ностальгии, когда железная дорога пересекала знакомые мне по автопоездкам места. Погода меж тем портилась, солнце скрылось за тучами и иногда окно вагона покрывалось каплями мелкого дождя.

Сойдя на перрон, мы вызвали такси по заранее подготовленному телефону. Вначале нужно было заскочить в местную Призму за провиантом, а потом уже заказывать другое такси и ехать примерно 25 км до марины. К моей радости, таксистом оказалась русскоговорящая женщина — я уже в «далёком прошлом» привык, что в этих местах далеко не все говорят по-английски. Договорились, что она же довезет нас до яхты.

В Призме нужно было купить еды и канистры для дизеля, чтобы заправить яхту для перехода до Ханко — чёрт знает, что случилось с содержимым бака за полтора года. Мы думали попробовать выйти в этот же день, поэтому испытать радость от любимого магазина русских не было возможности, хотя пару кусков сыра мы и купили, а на выходе я не выдержал и запостил в Инстаграм фотку с подписью «Завидуйте» и получил несколько гневных откликов (а сколько подумали о том же, но промолчали!).

Недолгие радости доковидного шоппинга

Поехали в марину. Я помнил каждый поворот, каждый дом и каждое место, где выскакивали кролики и лисы перед машиной и я яростно тормозил. Чем ближе мы подъезжали, тем сильнее стучало сердце. Когда я увидел у технического причала свою яхту, спущенную в этот же день финнами, у меня даже немного намокли глаза — неужели я снова тут. Попросил водителя подождать минуту до оплаты поездки и выскочил из машины, чтобы поглядеть на нее. Она понимающе кивнула.

На борту

Но было не до сантиментов. Расплатившись и перетащив вещи до лодки, мы заглянули внутрь. Внутри же было как в магазинах Фукушимы или, быть может, в домах Припяти, пока её не разграбили мародёры — вещи, которые я полтора года назад вытащил и оставил на палубе, были разбросаны внутри каюты, включая гик, шкоты, солнечную панель и т.п., все это вперемешку с банками с какими-то странными субстанциями вместо кофе и сахара, запчастями, диванными подушками и так далее — финны явно занимались яхтой, а потом, перед спуском, быстро убрали внутрь всё, что оставалось снаружи (как я и просил). Керосиновая лампа с хрупким стеклянным плафоном, за которую я переживал больше всего, была аккуратно обмотана шортами и лежала в коробке в углу — молодцы, позаботились. Валера задумчиво произнес: «Кажется, сегодня выйти не успеем».

Я пошел вниз убираться и искать инструменты, Валера же начал настраивать гик и проверять ванты мачты. Забавно, как работает память — я напрочь забыл многие мелочи, и только когда добрался до одного из ящиков, выяснил, что я его специально организовал для хранения всех отверток, плоскогубцев и так далее. Зато я хорошо помнил, что где-то была нераспечатанная банка кофе.

Найдя самые нужные инструменты и принадлежности для Валеры, пошел расплачиваться за стоянку и услуги. Меня уже ждал Сами (администратор марины) — и хотя он знал английский на уровне нескольких слов, мы довольно тепло пообщались, используя в том числе гугл-транслейт. Также он порекомендовал переставить лодку на старое, более закрытое от ветров место, если мы решим остаться на ночь.

Попрощавшись, пошел помогать Валере и продолжать приборку и расстановку вещей. К счастью яхта не так велика, чтобы всё это заняло больше нескольких часов, но за это время поднялся довольно сильный ветер, пошёл ливень, и мы решили уже не выходить сегодня, не спешить и переставить яхту, заодно проверив двигатель не только на холостом ходу, но и в деле.

Давно я не слышал этого стуканья! Кажется, за последние полтора года я все же набрался какого-никакого нового опыта что в Аргентине, что здесь, в Петербурге, на других судах, поэтому подход с мотором и швартовка не были проблемой, особенно с Валерой. Мы легко перешли и поставили яхту на новое старое место, укрытое большой скалой от ветра. Тут, выдохнув в тишине небольшой марины, меня и накрыли воспоминания — как я тут сидел, разбирался, ночевал и так далее. Поэтому же всё казалось немного нереальным и было слегка грустно, что скоро это место (хоть и не самое лучшее) окончателно растворится в моей памяти.

Старое место

Закончив со всеми необходимыми делами (регулировка стоячего такелажа, проверка и постановка парусов, швартовных, якоря и проч, уточнение прогноза погоды, приборка, размещение еды и вещей и т.п.), мы посмотрели прогноз и легли спать, поставив будильники на 4 утра.

От марины до Ханко

Утром мы обнаружили, что вокруг был густой туман и полный штиль. Позавтракав и одевшись, завели мотор, рассчитывая, что через час-два туман рассеется. Отошли, развернулись и, бросив последний взгляд на пропадающий в молоке причал, я повел яхту по знакомому маршруту, используя только компас и iSailor в пустоте — видимость составляла, как мы скоро проверили по бую, около 50-75 метров.

«Хорошо», что мы тогда не проверили прогноз на туман — он был с нами всю дорого, до самой швартовки в южной марине города Ханко (он же Гангут). Но мы этого еще не знали и шли по узкому заливу, вслушиваясь в звуки вокруг — не хватало нам еще трафика местных моторных лодок. К счастью, никого не было, только чайки иногда выныривали из тумана и почти сразу же пропадали. Порулив еще какое-то время, я передал вахту Валере и пошел поспать пару часов — для меня вставать рано сродни пытке.

Идём в тумане

Проснувшись я увидел в навигаторе, что мы уже идём более открытой водой, а туман стал ярким, но не пропал — стало понятно, что солнце уже высоко, а значит эта мутная история с туманом надолго. Но места уже проходные, без какой-либо инфраструктуры, поэтому остается идти только вперед. Мы были начеку, но трафик отсутствовал — видимо, никто кроме нас не рискнул выходить в этот день.

Я испытывал радость от окружающих меня видов Архипелагова моря Финляндии, которые я увижу не скоро. В смысле, тихо матерился, что ни черта не видно. Всё разнообразие составляли выныривающие из тумана буи. Ёёёёжииик! Лошаааадка! Также раздражал монотонный звук мотора (какой к черту яхтинг!), но, с другой стороны, я нервничал, чтобы он не пропал внезапно — не хватало еще застрять в этой пустоте.

Чудные виды Финляндии

Так мы и подошли к Ханко. Чтобы попасть в марину, нам нужно было пересечь фарватер, ведущий в грузовой порт. Валера нервничал, мы включили рацию и интернет АИС, чтобы слушать и наблюдать положение судов. Рация молчала, и только когда мы подошли к входу в марину, одно из грузовых судов в порту сообщило, что готово отходить. Мы вздохнули — пересекли фарватер вовремя.

Ханко

Я не был в этой южной марине, но Валера помнил её, поэтому мы быстро пришвартовались в районе гостевых причалов и я пошел оплачивать стоянку (никого не было, оплатил через сайт). Ровно в этот момент туман пропал, хотя еще какое-то время был виден в море. Так-то!

Южная марина

Мы пошли искать супермаркет, чтобы купить недостающие продукты, и яхтенный магазин. Еще во время перехода Валера, как настоящий яхтсмен старой школы, ворчал, что у меня нет бумажных карт на всякий случай, хотя я взял про запас старый телефон и планшет. Также куда-то профукалась моя книжка со списком всех яхтенных марин Финляндии, хотя я был уверен что она осталась на борту — может отнёс на работу или еще куда. В общем, всё это стоило купить.

Мужчина, сидящий в одной из лодок, сказал куда нам идти, мы довольно легко сориентировались, а я даже отметил скамейку, где мы с женой отдыхали, гуляя по Ханко два года назад.

Ханко

Купив всё необходимое, вернулись в марину и, не задерживаясь, отчалили заправляться дизелем и водой на другой причал. На нём уже стояло три яхты, а другая яхта с пожилой парой наворачивала небольшие круги, ожидая, когда освободится место. Нам пришлось тоже встать в очередь и застыть на месте, периодически работая мотором туда-сюда и румпелем. Небо над морем очистилось и, видимо, многие пережидали туман и, наконец, решили выйти в плавание.

Когда дошел до нас черед, мы подошли к заправке, и я услышал русскую речь — там стояла небольшая яхта с двумя женщинами — одной лет сорока пяти и другой постарше. «Тоже эвакуируетесь?» — спросил я их. «Ага», — получил ответ. Пока я готовил бутылки и канистры, Валера пообщался с ними и выяснилось, что они пережидали туман больше суток, перегоняя свою яхточку из Швеции. Ну и очень удивились, что мы шли весь день в тумане. Правда, я задумался, как они попали в Швецию в текущих условиях, ну и сказали ли они всю правду. Впрочем, не моё дело.

От Ханко до Богаскара

Дамы вышли из марины. Мы, закончив водно-дизельные дела, вышли из марины следом. Яхта их была меньше, и, видимо, с плавниковым килем, ибо они довольно резво ушли вперед под парусами с мотором. Мы тоже шли, наконец, под стакселем, но скорость у нас была незначительно выше моторной, около 5,5 узлов.

Эти несколько часов были единственным моментом перехода, когда небо было относительно чистым, чтобы можно было полюбоваться окрестностями.

Острова после Ханко

В какой-то момент мы увидели на горизонте нечто странное — как будто вдалеке был парящий дом с плоской крышей, но не очень внятными очертаниями внизу. Было плохо видно даже в бинокль, жаль не сфоткать, но этот дом разъединился на два, быстро расходящихся в стороны — притом что эстонский берег был весьма далеко.

Мираж!

Вглядываясь в бинокль, мы поняли, что на самом деле плоская крыша — это ватерлиния судна, невнятные очертания ниже — это искаженная, вытянутая вертикально надстройка и контейнеры на палубе. То есть судно было перевернуто вниз головой. В общем, настоящий мираж, вызванный атмосферной линзой, созданной из-за перепада температур (что также объясняет и туман). При этом второй удаляющийся объект был таким же или почти таким же — поэтому не понятно, это был мираж от двух похожих расходящихся судов, либо линзирование сделало одно судно в двух отраженных экземплярах, а мы прошли некую точку фокуса. Но было довольно интересно увидеть такое вживую.

Также потом мы увидели быстро летящий на встречу военный катер, похожий на десантный. Приблизившись, он отвернул немного в сторону, чтобы дать нам время на маневр дабы не швырнуло волной, мы помахали рулевому, он помахал в ответ. Через полчаса он пошел обратно, а мы уже шли в очень узком месте, буквально в 50 метров между островами, поэтому он притормозил и шел с нашей скоростью. Потом, когда появилось пространство, пройдя подальше от нас вперед, он резко набрал скорость и умчал — то есть сделал всё что нужно, чтобы нас не стало швырять на его мощных волнах. Далеко не все финны и русские так поступают, обгоняя парусные яхточки, и это было приятно видеть.

Мимо постоянно пролетали косяки птиц, кажется, бакланов, что было очень живописным

Косяки в небе

Через час погода снова стала портиться, а ветер перешел в левентик — недолгие радости открыточного яхтинга. Так мы и шли под мотором. Когда после очередного полуторачасового сна я выполз из каюты в кокпит, мы уже приближались к найденному месту стоянки. Забавно, но маршрут, который я прикидывал по рекомендованным линиям еще в Петербурге, почти полностью совпадал с тем, что предлагал Валера, и я даже нарисовал заход в марину для ночёвки, которую он (не видя моего маршрута) нашел по справочникам как оптимальную. Не зря работаю над навигационными системами, подумалось мне.

Когда мы подходили к месту ночёвки, уже висели тёмные низкие тучи, было темно и задувал северный ветер. Это был небольшой остров Богаскар (Bågaskär), фактический состоящий из двух, соединенных небольшим перешейком. На одном острове находилась (как потом почитал в википедии) тренировочная станция финского общества спасения на воде, которая эффектно выглядела на подходе к острову (из-за полумрака без фоток) — дикое место, но на вершине современное стеклянное здание с круглой башней. Другой остров был обозначен как запретная зона — возможно, там была какая-то инфраструктура пограничников. А вот в месте соединения островов как раз и находился причал.

Спасательные лодки у причала Богаскара

Вместе с ветром заморосил мелкий дождь. Мы пришвартовались с трудом, ибо ветер в сужении усиливался и резво сносил яхту в сторону перешейка — я выскочил на причал и удерживал со всех сил нос яхты, но мокрые доски причала не давали достаточной опоры. Все же удалось перетащить потом нос и яхта стала лагом к другому причалу.

Общий вид гавани

Никого не было, только стояли лодки спасателей и какой-то прогулочный катер — возможно, кого-то из персонала. Для оплаты ночёвки (скорее, добровольного пожертвования) стояла стеклянная баночка с крышкой. Бросил туда десять евро монетами. Несколько сараев, туалет-будка, и подсвеченная фонарями дорога вверх, к зданию станции на другой стороне острова. В общем, довольно уютно для островка на краю архипелага и такой мерзкой погоды.

Трушный туалет

Обследовав ближайшую инфраструктуру, решил воспользоваться туалетом. Типичный, в общем-то, дачный туалет, разве что довольно чистый и без запахов. Стенки туалета были обклеены газетами из 1970-х, включая рекламу самого крупного контейнеровоза, лежали рекламные буклеты и наклейки с обозначениями кардинальных буев — я взял одну, чтобы потом приклеить на дверь автомобиля — вдруг забуду, с какой стороны объезжать «западную женщину» или «ёлки» на дороге…

Ночёвка №1

Сделав эту фотографию, лег довольный спать.

От Богаскара до Кябболе мимо Хельсинки

В 5 утра дул ветер и шел дождь. Яхту сильно наваливало на причал и я нервничал, как мы будем отходить, не ободрав нос, но проведя и оттолкнув что есть сил ее от причала, я запрыгнул на борт, а Валера врубил заднюю и выбирал быстро швартов к кормовому бую, поэтому скорости хватило, чтобы мы не шваркнули носом об угол причала. Выйдя на чистую воду, мы поставили стаксель, Валера ушел спать, а я рулил, направив яхту на юго-восток, почти в открытое море. Через час пошел настоящий ливень, как в кино, ветер скис, я скрутил стаксель и шел только по компасу — маршрутное плечо было длинным, я боялся намочить телефон и только иногда доставал его, чтобы сверить положение. На горизонте стояло большое судно береговой охраны, похожее на фрегат — видимо, охраняло нас от наших. Спустя примерно два часа после отхода, к смене вахты, дождь перестал, мы снова заходили в узкость между островами и начал опускаться туман.

Проснувшись, мы уже приближались к Хельсинки, но висел такой же плотный туман, как и когда мы шли к Ханко. Нам предстояло пересечь несколько фарватеров и вообще идти в условиях трафика — Валера сказал (а я смутно помнил сквозь сон какие-то резкие манёвры), что несколько раз уклонялся в тумане от выныривающих неожиданно по носу встречных яхт и катеров, хотя мы и шли справа от линии рекомендованного маршрута. Я сам периодически наблюдал в дымке какие-то катера и лодки. Снова включили интернет АИС, рацию и стали следить за большим трафиком.

Слежу за 71 и 16 каналами в Dual режиме

Когда приближались уже к первому фарватеру, который вёл в сторону пассажирских терминалов Хельсинки, не спали оба. Валера управлял, я следил за трафиком и радиообменом. За милю от фарватера (то есть за примерно 15 минут) заметил в Айсейлоре далеко идущиий, но быстро приближающийся с юга паром из Эстонии в нескольких милях от нас, но скорость его была почти в пять раз выше. Стал следить за ним и озвучивать дистанцию до него и до кромок фарватера. Туман чуть-чуть расчистился, но видимость составляла не больше 200 метров (при сопоставимой длине парома). Где-то за три мили до нас паром начал гудеть, предупреждая о своем присутствии. Это было немного неуютно — я в первый раз сталкивался с такой историей. Но мы успевали, и хоть звуки и становились громче, они стали смещаться за корму, и паром прошел за нами где-то в пяти кабельтовых.

Туман почти полностью расчистился где-то на полчаса и второй фарватер мы прошли спокойнее, но там и не было никого. Зато было ясно видно, как от лоцманской станции отходят катера и мы даже понимали по карте, к кому они идут.

Лоцманская станция и снова птицы

Снова опустился густой туман и мы шли исключительно по приборам и выглядывая буи, чтобы держаться подальше от оси маршрута и срезать углы. На карте было видно, как к нам медленно приближается то ли драга, то ли шаланда с грунтом — у нее была скорость около шести узлов, а у нас почти пять. Я был на руле и в какой-то момент, когда она уже была в паре кабельтовых за нами, Валера предложил не уходить в сторону, а сделать циркуляцию, чтобы пропустить её вперед, ибо идти параллельно в узкости несколько минут (учитывая малую разницу скорости) — это нервничать и нам, и ей. Я резко взял вправо (чтобы на радаре судна было видно наш маневр), и когда судно вынырнуло из тумана как всё та же лошадка из мультфильма, я повернул еще раз вправо, более плавно, чтобы видя её пройти бортом и встать в корму. Оказалось что это буксир, тянущий за собой шаланду. Очень, кстати, впечатляюще, сам момент выныривания не заснял, но выглядело очень эффектно.

Уступаем дорогу, дабы не дышал в спину

Третий фарватер был обозначен виртуальными АИС-буями и по пути к нему было еще несколько таких же буксиров с грунтоотвозными шаландами — там явно шли работы по дноуглублению, но поэтому же никого не было из больших судов. Поэтому идя параллельно с этими конвоями из буксиров и барж, еле заметными (или совсем не заметными) в тумане, мы достаточно спокойно ушли дальше от Хельсинки.

До самого вечера переход продолжался в тумане, только пару раз в районе некоторых островков туман расчищался вокруг них (явно сказывался нагрев грунта).

Мы надеялись успеть за сегодня дойти до Ловиссы, но довольно скоро стало понятно, что не успеваем, поэтому Валера нашел небольшую марину где-то ближе к северу, к большой земле. К ней нужно было идти в узкостях между большими островами. Благодаря этому же туман рассеялся, и когда я проснулся после небольшого сна, увидел, что мы уже идём почти по речному маршруту среди финских дачных домиков. Узкости чередовались с участками открытой воды, я стоял на румпеле, и когда мы подошли к очередному узкому (я бы сказал даже очень узкому) участку, где буи стояли почти у берегов, а между ними было всего около 30 метров, лодку стало ощутимо нести в сторону. Течение между островами! Так я познакомился с этим явлением, которое раньше встречал только на резиновой лодке на речках.

В конечном итоге мы дошли до марины и пришвартовались. Там была уже инфраструктура — заправка, вода, ресторанчик и т.п., но все было уже закрыто и никого не было. Побродив, встретил пару, которые погружали на моторную лодку какие-то коробки а ля Икея. Вот как дачники добираются до своих островков! Спросил их, как мне оплатить марину, они сказали идти к какому-то домику и стучать в дверь — мол там живет директор пляжа харбормастер и он всё расскажет, и да, не беспокойтесь, что поздно. Так и поступил. Дядька всё объяснил, вручил ключи от туалетов, попрощались, попросил утром бросить их на столик у ресторана.

Вторая марина

Пока мы ужинали, услышали звук громко несущегося катера. Этот засранец прошел прямо мимо марины не сбавляя хода и скрылся за поворотом — нас, как и все причалы и пришвартованные катера, стало швырять вверх вниз и даже ударило о причал. Я резко выскочил проверять, но, к счастью, удар был без последствий, только небольшая вмятина в дереве причала, но матом покрыл я этого говнюка изрядно.

Уже поздно вечером я заправил яхту дизелем, чтобы у нас был полный резерв на следующий и последний этап, до Кронштадта. Снова сделав фото лодки у причала, пошёл спать.

Ночёвка №2

От Кябболе до Хаапасаари

Мы договорились, что теперь несем «чистые» полноценные двухчасовые вахты. Было утро четверга, а прогноз обещал полёты кирпичей к пятничному обеду, поэтому нам нужно было мчать всю следующую ночь, чтобы успеть в Кронштадт раньше, чем мы окажемся в порывах до 30 узлов.

Вышли из марины, я встал за румпель, а Валера лег спать. Идти до пограничного пункта Хаапасаари для выхода из Финляндии было недалеко — часов пять. Погода была так себе, шел дождь, лодку сильно раскачивало на боковой волне, идущей без препятствий из моря — даже пришлось быстро спуститься, закрепив румпель, и убрать некоторые вещи со стола и кухонной столешницы. Но были очень хорошие глубины и я активно срезал углы рекомендованных маршрутов.

Через пару часов сменились, и я проснулся уже когда мы проходили Котку. Стали видны рядом уже небольшие контейнеровозы, идущие в порт, в том числе даже некий Михаил Ломоносов, который, между прочим, шел без АИС. На горизонте уже был виден Хаапасаари, а справа очень хорошо проглядывала темная махина русского Гогланда, напомнившая мне, почему-то, историю про цитадель в Варшаве, построенную российскими властями после польского бунта в 1830 году.

Зашли на пограничный пункт и пришвартовались. Вместе с нами зашел большой моторный катер в две палубы с очень типичными богатыми русскими (я не буду же здесь прибегать к явным оценкам, дабы не походить на них?). Я вызвал пограничников по заранее приготовленному номеру, они сказали что будут через 15 минут.

Хаапасаари

Когда они пришли, я немного нервничал и суетился, даже не мог найти свой паспорт — все же момент истины, выпустят меня или нет. Но пограничники вежливо улыбались и когда я всё передал, даже любезно согласились сделать копии судовых ролей — их нужно было сделать много, для наших таможенников и погранцов, а я сделал только одну. Ничего кроме паспортов, судовой роли и регистрационной карточки яхты не потребовалось, и я выдохнул.

Когда мы получили документы, я осознал, что на этом визит в Финляндию закончился и черт знает, когда мы, простые граждане без всяких финских ВНЖ и т.п., еще сможем побывать тут. Сказал пограничнику «надеюсь, что мы снова вас увидим однажды», он сквозь маску явно заулыбался, а еще перекинулись парой фраз про навигационную систему на их катерах. На этом попрощались.

Родные воды

Валера предложил позвонить нашим пограничникам по телефону, чтобы не удивлялись нашему присутствию и не пытались с нами говорить из-за маломощной рации. Так и сделал — но поскольку на борту не было названия яхты, сообщил только финский номер, который я приклеил на борту.

«Здравствуйте, яхта Р70199, следуем из Финляндии, Хаапасари, планируем пересекать границу с РФ между 15 и 16 буями, направляемся в форт Константин. Просим предупредить все пограничные службы по маршруту следования, поскольку у нас маломощная рация и они могут нас не услышать.». Ответил на их вопросы обо мне и экипаже на борту, оставил телефон для связи. Также уточнил возможность пройти генеральным курсом через 105 и 107 районы — военные районы, которые часто закрываются для прохождения. Нам отказали, сказали что они закрыты. Значит, придётся немного кружить.

Завелись, отошли. Проходя мимо мажорного катера, услышал насмешливую фразу «Хе, профессионалы. Будут через сутки». Очень хотелось что-нибудь ответить, но сдержался.

Буквально через 5 минут мне позвонили с незнакомого российского номера. Женский голос сообщил «Александр, капитан яхты Мировия? Это береговая охрана». Я удивился, ибо никому не говорил названия судна, может быть финские власти сообщили им? Далее мне прямо супервежливо (если вы можете представить сервис в каком-нибудь дорогом ресторане — вот именно так) сообщили, что они нас пока не видят. Я ответил, что мы только выходим из Хаапасари и будем пересекать границу через полчаса-час. Они снова крайне вежливо предложили помощь в объяснении, как нам идти и швартоваться в Константине. Я сказал, что со мной очень опытный член экипажа, который всё это знает, так что спасибо большое, но нет необходимости. В конце концов, девушка попросила позвонить по этому же номеру («при возможности, если будет связь, пожалуйста, если не сложно…») когда мы пересечем границу, чтобы они нас идентифицировали и вели всю дорогу до порта. Короче, я был крайне удивлен таким интонациям.

Стоило отойти, как у нас на обоих навигаторах перевернулись линии направления движения, хотя позиция показывалась верно. Что за фигня, подумали мы с Валерой, но через пару минут они вернулись обратно. «А, глушилки GPS, поди!» — но мы так и не поняли, зачем они там были включены.

Мажоры на катере ползли какое-то время за нами, но потом резко врубили ход и пронеслись совсем близко мимо нас, заставив яхту подпрыгнуть на волнах, не смотря на наш маневр резкого поворота на 90°. Непечатные фразы я пропущу.

Подходя к границе, я разглядывал воду в поисках какой-то незримой линии, задаваясь, почти как Венедикт Ерофеев в «Записках психопата», вопросом имеют ли национальные особенности рыбы по одну и по другую сторону границы — может тут они ругаются матом на одном языке, уклоняясь от винта и киля, а здесь на другом? К сожалению, разглядеть ничего не удалось, и я позвонил по номеру, сообщив что границу мы пересекли. Мне подтвердили что нас видят, я успокоился и пошел немного поспать, чтобы вернуть ритм вахт.

Проснулся я уже у Соммерса. Валера нырнул в койку, я же разглядывал и фотографировал остров, на котором хватало всякой инфраструктуры. Ярко выделялась вышка СУДС, какая-то военная вышка (потом прочитал, что это просто маяк), а также жилой дом советской постройки, который издалека ассоциировался, почему-то, с готическим храмом.

Соммерс

Карта показывала знаменитую отметку выступающего из воды остова судна рядом с Соммерсом. Я давно мечтал увидеть её — ибо несколько раз слышал историю, что штурман был очень утомлён и просто прозевал поворот (фарватеры российской части Финского залива идут от острова к острову) и наскочил на полном ходу на скалы. В этот раз я, наконец, увидел эти остатки — это когда-то было рефрижераторное судно «Кура» Латвийского морского пароходства. Инцидент случился 31 октября 1976 года. Впрочем, гугление показало, что там лежит полно других судов после встреч с этой скалой. Конечно, останки уже не очень живописны, но удивительно напоминают с одного ракурса их же обозначение на карте.

Останки «Куры» и их обозначение на карте

После Соммерса впереди была «развилка» трех фарватеров, и мне нужно было пересечь один из них, идущий на Высоцк. Валера спал и я следил за трафиком — пока еще немного ловил финский интернет (была надежда на российский, но его не было до подхода к Кронштадту). Слева приближался танкер Astrea, и я, прикинув место пересечения курсов, взял на 10 градусов влево, чтобы таки никто не нервничал. Сделал пару снимков. Вышел Валера, спросил нафига я их фотографирую. Я ответил — «Нравятся». Валера ответил — «тоже мне, куски говна». Настроение у меня заметно поднялось после прохождения границы, и что меня вызывают как яхту Мировию, выход в свет, так сказать, и я стал смеяться от этой разницы интерпретаций так, что он спросил не съел ли я чего испорченного.

Танкер Astrea

Дальше стемнело, я включил огни, и мы несли вахты в тесных коридорах между закрытыми районами и кромкой линии разделения трафика. Слева была тьма, а справа в половине мили быстро проходили встречные грузовозы. Чувствовалось, что скоро мы будем дома.

Под конец я проснулся за час до прохождения С1 — судопропускного сооружения защитной дамбы к югу от Кронштадта. Парус и мотор быстро вели нас вперед, мы прошли мимо якорной стоянки, на которой внезапно оказался парусник «Мир». Когда до С1 оставалась пара миль, «Мир» внезапно оказался у нас за кормой — тоже стал заходить в С1. Скорость его была больше, но мы были уже рядом с входом, и спокойно шли вперед. Больше никого не было. Я хоть и обхожусь без суеверий, но подумал что это хороший знак, что парусная яхта «Мировия», названная в честь древнего всемирного океана, входит вместе с большим парусником «Мир» в домашнюю акваторию.

«Мир» идёт за нами

Вызвали по рации «Гранит», чтобы сообщить о намерении проходить границу в Константине, но он не ответил — рация оказалась маломощной и за сооружениями не пробила до их новой локации, ибо из-за резкого падения трафика все службы теперь только навещают форт при прибытии судов.

Подошли к Константину около 6 утра. Там уже стояло несколько катеров, включая тот мажористый, который назвал нас профессионалами и обдал волной. У него все ещё горели ходовые огни, хотя солнце уже давно встало — я хмыкнул, денег то много, а всего остального, видимо, не очень. Они тоже ждали таможенников, которые должны были появиться только после девяти.

В форте Константин

Прибыли пограничники, тоже супервежливые. Распечатали будку для оформления (внутри все так же, как в кабинках пограничного контроля в аэропортах), и пока запускали компьютеры и системы, я тоже вполне мило пообщался с ними — видимо, из-за штучности такого «товара» как мы, разница с аэропортами и автомобильными пунктами колоссальная. Получили, наконец, штампы в паспорт.

Далее были еще пограничный досмотр лодки, таможенные процедуры по личным вещам (люди с мажорной лодки адски тупили и бегали туда-сюда за нужными документами, хотя мы прошли всё это за пять минут, что снова вызывало у нас усмешку — ну мы то профессионалы же), радиодозиметрия лодки, оформление первичных документов для растаможивания, оплата и перегон яхты на причал временного хранения. На причале кроме меня стояло еще несколько знакомых яхт, прибывших ранее из Финляндии — все мы активно общались в одном чатике, делясь информацией во время подготовки и самих переходов. Без них бы всё было намного труднее.

Причал СВХ

На этом переход закончился, мы попрощались с Валерой, я еще несколько раз осмотрел лодку, перед тем как запереть её — теперь началась новая история, которая займёт месяц-полтора, за которую мне нужно растаможить лодку, поставить на учёт и найти место стоянки в условиях острейшего дефицита. А еще отмывать её, переоснащать и пробовать заниматься всем тем, что так хотелось сделать еще позапрошлой зимой. Но это всё уже после — главное, что эвакуация завершена.

P.S. Как обычно, если кто-то осилил это целиком, пожалуйста, дайте знать.