Постановка яхты на учёт в Финляндии

В последние выходные июня я таки подал документы на временную регистрацию лодки в Traficom — финском агентстве транспорта и коммуникаций (еще в прошлом, 2018-м году они были разделены и документы подавались в Trafi).

Зачем это надо?

Регистрация нужна для получения права эксплуатировать яхту в финских водах, но при этом она не даёт права на ношение финского флага.

Насколько я понял, процедура эта не так уж нужна для транзитных рейсов, но если лодку планируется держать в Финляндии, это необходимо. Учитывая мутный правовой статус небольших лодок, купленных иностранцами в Швеции (там они не требуют регистрации), а также отсутствие легкого способа получить российский или иные флаги, это первый шаг к легализации эксплуатации судна – в международном морском праве частный яхтинг регулируется по остаточному принципу, то есть с огромным количеством серых зон, и поэтому наличие какой-то регистрации как-никак, но снижает количество вопросов береговых служб. Я знаю как минимум четверых человек, которые после регистрации устанавливают финский флаг на корму, и местные костгарды не мучают их с вопросами.

Процесс вкратце

Процедура регистрации очень простая — заполняется анкета, скачанная с сайта Traficom, приносится в один из многих сервисных пунктов по всей Финляндии вместе с договором продажи (Bill of sale), там она проверяется и за 40 евро оформляется регистрационная карточка. Яхте выдается номер, а сама карточка после изготовления высылается на выбранный заявителем адрес (в том числе российский, если доверяете Почте России), причём пользоваться яхтой можно не дожидаясь получения карточки.

Но, как известно, везде есть нюансы, поэтому опишу свой опыт подачи документов целиком — пока без фотографий карточки, которую я получу позже.

Мой опыт

Изначально о необходимости карточки я узнал от перегонщика яхты, который купил её у владельца-шведа, подготовил, спустил и доставил ко мне. Он говорил, что заказать её можно через интернет, но, видимо, времена поменялись и онлайн-сервис оказался доступным только для граждан и резидентов Финляндии — документы я мог подать только лично.

Подготовка

На странице с описанием услуги на Traficom (похоже на наши Госуслуги) я скачал анкету и, с помощью Google Translate и кузькиной матери заполнил её за несколько часов. Не все поля оказались понятными мне, некоторые я проигнорировал.

Важным моментом в описании услуги было то, что Bill of Sale должен содержать отдельно описание лодки и её корпуса (серийный номер, длина и т.п.) и отдельно описание двигателя. Поэтому пришлось переделать договор купли-продажи на английском языке, после чего я встретился с продавцом и мы подписали его заново. Шаблоны документов я выложу как-нибудь отдельно – авось пригодятся.

Впрочем, излазив лодку, я не нашел таблички с серийным номером и обратился к Гуглу, в котором выяснилось, что до 1998 года в Европе они не использовались — только некоторые производители устанавливали их по своей воле, например у известных среди россиян Albin Vega. Уточнив у продавца, я узнал что номер указан на парусе, а также в старых документах на шведском, которые были переданы мне с лодкой. Оттуда я и взял необходимые данные по корпусу и двигателю.

Соответственно, при покупке старой лодки, лучше узнавать про эти данные заранее и просить документальные подтверждения.

Для новых лодок также должен был быть предоставлен Сертификат соответствия, но это, разумеется, не было моим случаем.

После этого, в предыдущий визит, я съездил в муниципальный центр Salo, в сервисный пункт, где осуществляется регистрация яхты — чтобы убедиться в его существовании, узнать режим работы и задать пару вопросов на тему непонятных мне данных.

Данные на двери регистрационного пункта

Это была вторая половина дня субботы и он был закрыт, но на двери было написано, что он работает с 9 до 5 по будням и с 9 до 14 по субботам. Рядом была приклеена бумажка, которую я, не зная финского, проигнорировал. Ну да, к счастью, потом это ни к чему, кроме легкого возмущения, не привело.

День регистрации. Salo

И вот, взяв на работе отгулы в счёт отпуска, я поехал в Финляндию. Переночевав на лодке, в пятницу я снова поехал в сервисный пункт в Salo, с радостной мыслью, что еще чуть-чуть, и мне будет проще ходить под парусом по архипелагу.

Приехал, припарковался, захожу в здание пункта. Отстояв небольшую очередь, я подхожу к стойке, за которой сидит сотрудник. Спрашиваю про английский язык — «Инглиш? Энгланикси?» и получаю ответ «Эй» (нет). Отлично, я уже почти привык, что в глубинке Финляндии не все знают английский. Делаю жест рукой – «Во!» – и протягиваю заполненную анкету. Финн начинает что-то говорить, будтто мол нет, не выйдет, но я отрицательно покачиваю головой — не понимаю. В итоге он встаёт и зовёт другого сотрудника, который объясняет мне на английском, что, мол, сотрудница, которая может принять бумаги, отсутствует на этой неделе и приходите в будни на следующей.

Я расстраиваюсь и спрашиваю о возможности прийти через неделю в субботу, на что получаю ответ «У нас сейчас летнее расписание и по субботам мы не работаем». Блин, рабочие дни и часы в Финляндии, конечно, расстраивают меня не в первый раз. Сотрудник предлагает поехать в Турку или Райсио (что в общем-то одно и то же), до которых примерно 50 км. Делать нечего, и я решаю ехать. К слову, после регистрации я хотел поехать менять редуктор газовой плиты, но не судьба.

Регистрация в Райсио

Спустя примерно час я прибываю в другой сервисный пункт, в Райсио. Там опять сотрудница не говорит на английском, но сидящая с ней рядом девушка говорит, что поможет. Надо сказать, что этот пункт находится в автоцентре, поэтому процедура, судя по времени и постоянным обсуждениям, им не знакома.

Процесс в целом проходит гладко, но с нюансами. Протягиваю Bill of Sale и анкету, сотрудница начинает сверять данные в них и вбивать на компьютере. Задает вопрос — «Почему Финляндия?». Отвечаю, что «хочу провести легкий remontti, плюс у вас прекрасная природа для хождения под парусом».

Далее их смущает, что договор заключен между двумя российскими гражданами, а лодка шведская. Я был готов к этому, поэтому протягиваю договор купли-продажи между изначальным владельцем-шведом и реселлером, который помог мне с подготовкой яхты, спуском и доставкой до Мариехамна. Это их полностью устраивает.

Но потом они меня спрашивают про регистрационные документы на яхту в Швеции. Ну, тут всё гораздо проще и разговор сразу заканчивается после моей фразы, что подобные лодки в Швеции как велосипеды и зажигалки — не требуют регистрации.

Следующий вопрос — имя яхты. Я пишу на бумажке Mirovia, после чего передаю её. Судя по отсутствию реакции, название древнего океана ей не знакомо.

В конце дама спрашивает – неужели у вас такой старый мотор, 1975 года. Я говорю да, еще и понадежней многих современных будет, после чего молодая сотрудница делится историей про старый автомобиль бойфренда, который тоже куда надежнее, чем её новая машина.

Затем меня спрашивают об адресе доставки регистрационной карточки. Я спрашиваю про доставку в РФ, на что мне отвечают утвердительно. Тут меня захватывает паника — полгода назад мне не дошла книжка из финского магазина, причём пропала она как раз где-то после пересечния границы — и я спрашиваю, а можно ли указать адрес моих друзей в Хельсинки. Они подтверждают, после чего, колеблясь, что времени попросить разрешения у друзей у меня нет, я все же указываю их адрес. А ведь зря — вечером я узнаю, что они уехали на месяц из города, и карточку ждать мне еще долго.

Больше вопросов нет. Пока вводятся последние данные, я треплюсь с ними о бюрократии, природе, финском языке и прочих мелочах — то есть веду small talk, что крайне обычно в Финляндии.

Далее с меня просят подписать итоговый документ, в котором, к великому моему счастью, к финскому и шведскому языкам появляются строчки с английским. С удивлением обнаруживаю, что указан внешний, а не стационарный двигатель — то ли я накосячил, то ли гугл-транслейт, то ли сотрудница. Но сделав звонок куда-то, она перепечатывает бланк и там уже всё вбито корректно.

Кстати, в итоговом документе указан уже регистрационный номер (аналог автомобильных номеров), который я должен написать на корпусе судна. И, к счастью, в инструкции по услуге на сайте Traficom написано, что я могу пользоваться яхтой в финских водах не дожидаясь карточки.

Заплатив 40 евро наличными («кэш или кард?»), мы мило прощаемся.

В общем-то вот и весь процесс. Теперь я готовлю наклейки на борта судна с номером и названием.

Кстати, требования к наклейкам с номером намного приятнее, чем к тем, что устанавливает ГИМС в России — нашему отечеству плевать на то, что отвратительно огромные и длинные номера уродуют красоту яхты. Номер в Финляндии – это буква P и пять или больше цифр высотой минимум 7.5 см.

Теперь жду, когда вернутся друзья, чтобы забрать карточку. Как придёт, выложу.