Переход до Ханко и обратно

Общий трек маршрута из Ранмарины до Ханко и обратно

В эти выходные случилось главное для меня, дилетанта — прокатились с женой до Ханко и обратно. Для яхтсменов с опытом даже в год-два это вполне рутинно, но для меня это было в принципе первой самостоятельной вылазкой, в которой не было никаких опытных наставников. Так что опыт получен огромный — масса теории превратилась в чувственную практику.

Спойлер: никто не пострадал, но сложные по неопытности ситуации были. Поскольку я пишу в первую очередь для таких же начинающих, как и я, то буду описывать некоторые действия подробно, со схемами. Это потом всё кажется очевидным и простым, но первый раз – «он трудный самый».

На яхту мы прибыли в среду вечером, почти сразу вырубились. Изначально планировали выйти утром, но мне и жене надо было доделать срочную работу, поэтому выход задержался. Была даже мысль пойти не в Ханко, а куда-нибудь поближе, но в итоге решили таки выдвинуться во второй половине дня, а там как с ветром повезет. На всякий случай посмотрел на проложенном заранее маршруте на варианты промежуточных гостевых причалов для остановки на ночь, но они не пригодились, хотя в итоге мы остановились в другой марине Ханко.

В общем, вышли мы в половине пятого. Предполагаемая продолжительность движения — шесть-семь часов.

Детали отхода

Отход — довольно стандартная процедура. Заводишь мотор, отвязываешь и убираешь носовые страховочные швартовные, затем снимаешь подветренный (болтающийся) конец, и остаются кормовой до буя и наветренный, удерживающие лодку. Далее отвязывается последний носовой конец и руками выбирается кормовой, в результате чего лодка начинает идти к бую, там остается поймать его, отстегнуть карабин и начать движение под мотором.

Типичная проблема при быстром «выныривании». Если бы буи не были сильно разнесены из-за полукруглого причала, можно еще было бы и снести соседей, что совсем не хорошо.

В прошлые разы, отвязавшись от причала, я довольно быстро начинал выбирать кормовой конец, чтобы как можно быстрее отойти от соседних лодок, в результате чего яхта приобретала еще и достаточный импульс для поворота руля, который сложно удерживать в прямом положении пока руки заняты. В результате поворота хватало, чтобы не смотря на тягу в сторону бую, она начинала поворот в другую сторону, и к бую приходилось буквально подтягиваться почти боком.

В этот раз я, вооружив жену отпорником (когда я назвал его багром во времена практики в яхтенной школе, был обозван сухопутной мазутой), стал подтягиваться к бую очень медленно, контролируя румпель. В случае заноса можно оттпорником отдаваться от соседних судов. Но в итоге лодка вышла очень плавно и по прямой строго на буй, поэтому в будущем я буду действовать более спокойно и слаженно, особенно если не будет сильного наваливающего на другие яхты бокового ветра.

Узкости

Первая половина пути проходит в узкостях среди полуостровов (я называю это «озерной» частью), вторая половина, ближе к Ханко — на более открытой, более «морской» акватории, где земли уже сильно меньше, чем воды.

Движение в узкости напоминает движение по последовательности соединенных бутылок — относительно широкие акватории, где можно спокойно идти под парусом, чередуются с узкими бутылочными горлышками с торчащими или скрытыми скалами, которые при неподходящем ветре нужно проходить под мотором, сразу убирая паруса. По дороге туда ветер был не удачный, «мордевинд», поэтому довольно заметную часть пришлось идти под мотором. Также на это влияло наличие канатного парома, снующего от берега к берегу каждые две минуты — поднятый канат довольно опасен, чтобы проскакивать сразу за кормой, а значит нужно быть готовым к манёврам.

Было у меня желание записать всю поездку на экшн-камеру, но я забыл про режим серийной фотосъемки, и поэтому флешка забилась видеозаписью за два с половиной часа, а скачивать на ноутбук и заново ставить на запись — времени, понятно, не было. Но вот что записалось:

Выход в открытую акваторию

В конце видно, что я полностью убрал паруса. Это мы уже подходили к месту выхода в открытую акваторию, которое является самой сложной (для меня) узкостью на всём пути.

Там довольно много кардинальных буёв и трафика, ибо это, по сути, единственный пролив, соединяющий море с внутренней, «озёрной» акваторией. Поэтому в первый раз я решил не рисковать и побыть водномоторником.

Открытая акватория

Солнце уже было довольно низко на горизонте, когда мы вышли в «море». Это, кстати, было чётко видно по цвету воды — если в «озёрной» части она относительно мутная и желто-зеленоватая, то тут она уже более прозрачная и голубая. Трафика вечером в четверг почти не было, мы решили таки дойти до конечного пункта путешествия.

Правда, и без того умеренный ветер под вечер стал еще слабее, и скорость наша не превышала трёх узлов, грот постоянно полоскался и я его убрал. Глядя на оценку времени прибытия — в час-два ночи — я стал размышлять об альтернативных стоянках (вокруг Ханко довольно много скал, а предполагаемая для ночёвки южная марина города требовала пройти через них), но пока время еще позволяло не торопиться с решениями.

Ходовой огонь и усиление волн

Когда солнце зашло, я включил ходовые огни. Пошел проверять и с ужасом заметил, что красный не работает (хотя в последний раз при переходе из Мариехамна всё было в порядке). Поставил жену за румпель, а сам с отвертками пополз разбирать фонарь – была надежда, что дело лишь в проводке. Когда я ковырялся с прикипевшими болтами, лодку стало ощутимо раскачивать во все стороны, что на легком носу было особенно чувствительно. При этом ветер не менялся.

Починив фонарь (да, к счастью дело было только в проводе) и вернувшись обратно, я заметил, что жена выглядела очень нервно.

Глянув на карту, стало понятно, почему лодку на ровном месте стало раскачивать на непонятных волнах – хотя глубина была около 30 метров, мы прошли мимо подводной «горы», глубина над вершиной которой была около 3 метров.

Зеленый сплошной трек движения мимо «горы». На обратном пути в этом месте у меня перегрелся айпэд (видно отсутствие трека) и я несколько занервничал, хотя уже и чисто проходил.

В таких местах часто усиливается волнение, ибо вода сталкивается с препятствием и начинает, по закону Берннулли, выталкиваться в единственном доступном направлении – наверх. На учебе и от капитанов большегрузов я слышал, что бывают довольно опасные сулои, но в данном случае это было лишь усиление и чуть большая хаотичность волнения.

Корректировка маршрута

Меж тем уже стало достаточно темно и я решил, что мы пойдем в другую марину Ханко, Hangonkylä (Хангонкюля), на север – прикинув маршрут в айсэйлоре, это позволило бы нам сэкономить час пути. К сожалению, я ничего про нее не читал при изначальном планировании, поэтому не знал положения гостевых причалов, но информация в приложении показывала что там есть душ, откачка столь нужного мне септик-танка и так далее. Да и марина довольно крупная. Поэтому было принято решение зайти в нее.

Подход и швартовка в Хангонкюля

Было уже довольно темно, когда мы подошли к марине. При покупке контроллера для солнечной батареи, мне подарили довольно яркий светодиодный фонарик, который мне пригодился в этот раз — снизив скорость до минимума, я стал светить во все стороны, оценивая акваторию и в поисках свободных гостевых мест. Чем гостевые места отличаются от других я гуглил, но знал довольно условно, и это мне не помогло – там где была ближайшая буква «P» (как дорожный знак парковки), всё было заставлено, и я решил встать на первое свободное место.

Швартовка обычных (не гостевых) мест тут организована на бонах — вбитых в воду столбах, что суперудобно – главное попасть между ними а дальше остается только забросить канат на ближайший и дойти до носа. Также в этот раз жена активно использовала отпорник, что тоже очень полезно – пока я орудую румпелем и креплю кормовые швартовые, она отпорником упирается в причал (и не даёт лодке отойти от него или в сторону), после чего я бегу на нос и занимаюсь креплением носовых швартовых. А дальше организовать правильно расположение и натяг швартовных — дело техники и достаточно спокойное.

Вид на марину ночью

Закончив швартовку, я сошел на берег для проведения рекогносцировки местности. Нашел туалет и душ, помойку, ресторан, заправку, станцию откачки септик-танка и брандспойт с холодной водой. Цивилизация!

Впрочем, там же я нашел карту с расположением гостевых мест и понял, что мы встали не там, а заняли чьё-то место. Немного понервничав и успокоившись по этому поводу (что я, единственный штоле?!), ушел спать, решив разобраться и перешвартоваться с утра.

Шоу с перешвартовкой

Тут история доходит до самого нервного и постыдного момента поездки.

Утром я пошел искать руководство марины, но никто не мог сказать где харбор мастер. Вообще, то что все финны говорят на английском – это миф, я уже привык, что в районе Архипелагова моря скорее встретишь не знающего «энгланикси», чем знающего, причём возраст (если не считать совсем молодых) тут не совсем важен. В конце концов, кто-то из гостей ресторана объяснил мне, что руководители приезжают сюда эпизодически, лучше звоните им. Поржал, нашел на том же стенде с картой марины телефон, созвонился. Тетенька сказала что будет через полчаса.

Приехала тучная бабулька с хорошим английским, я заплатил ей 50 евро за две ночи. Кэш, кстати, принимать отказалась, оплатил картой. Мои перипетии с занятым чужим местом восприняла совершенно спокойно, я пообещал что сейчас мы соберемся и перешвартуемся. Также она вручила мне наклейку с датами моей стоянки («приклейте так, чтобы я видела» — я их потом присобачил на носовой релинг), а еще коды от замков туалета, душа и прачечной. Попрощались.

Вернувшись, мы с женой стали готовиться к процессу. За всё это время ближайшие к нам гостевые места (на буе, как в домашней марине) освободились, там остался только один катер.

Я уже нервничал по поводу того, что лодка не управляется при движении задним ходом, плюс еще эффект заброса винта вносит путаницу. Тут же нужно было выйти кормой, развернуться в узком месте марины и дальше продолжить движение носом. Сейчас я уже понимаю, как нужно было поступить, а тогда…

В общем, отвязавшись, я начинаю сдавать кормой, заложив румпель до упора — надеясь, что лодка пойдет в нужную сторону, выворачивая нос на открытую воду. Происходит ровно противоположное, её начинает уводить в другую сторону, как будто у меня происходит заброс винта в ту же сторону, что и при движении вперед.

Приблизившись к противоположным бонам, я даю «стоп-машина», поворачиваю румпель до упора в другую сторону, надеясь что лодка успеет повернуть достаточно, чтобы пройти мимо бонов, но расстояние слишком мало и нос идет между бонов.

Я опять даю назад и ситуация снова повторяется, потом опять вперед, снова места мало. Думаю «ну ок, попробую выйти кормой», раз лодку так упорно поворачивает не туда — но в этот момент она начинает вести себя другим способом, что меня еще больше удивляет.

Правда, это даёт возможность таки закончить манёвр движением носом и далее мы достаточно спокойно швартуемся к гостевому месту, хотя я немного промахнулся и приходится отпорником упереться в стоящую рядом яхту. Стоящие на гостевом катере пожилые шведы довольно нервно глядели на нас (могли бы и помочь), и ушли только когда мы окончательно пришвартовались.

Новое гостевое место. Обратите внимание на знак и надпись.

Надо сказать, что навыков мне хватило, чтобы при всей этой вакханалии тормозить вовремя и не задеть никого, но мне было очень стыдно и я сказал жене «побежали отсюда побыстрее в город». Она посмеялась, но мы пошли.

Потом я несколько раз прокручивал в голове векторы движения, тяги от заброса винта и потоки обтекания рулевого пера, но так пока и не понял физики, почему лодка вела себя таким образом при движении назад и как это соотносится с моими действиями. Надо будет повторить всё это несколько раз в какой-нибудь открытой акватории, но без ветра, ну и почитать физику процессов.

Как надо было. Условные соседи показаны серым.

Впрочем, всей этой суеты можно было избежать, если бы я набросил серьгой швартовный конец с кормы на бон по правому борту и, регулируя его натяжение и длину, отходил кормой, не давая ей уйти в сторону и даже направляя в нужном направлении. Потом достаточно было отпустить его, вытащить на борт и продолжить движение носом. Но хорошая мысля приходит опосля.

Ханко

Дальше мы прогулялись по городку. В общем-то приятный курортный городок, считается самым южным в Финляндии — немного троллил жену: «вот, скатались на юг!».

Финские хрущевки с паркингами

Очень тихий, небольшой, и я, как обычно, размышлял на тему «как они тут не сходят с ума от скуки?». Разумеется, частично завидуя.

Добрались до южной оконечности городка с пляжем, было очень жарко, купили мороженого, но особо не задержались — хотя пляжи там и отличные, с очень чистым песком и камнями вокруг.

В общем-то всё, что могу сказать о Ханко. Ну, вы поняли.

Погуляв еще, вернулись в марину, заскочив перед этим в магазин. Остаток дня провели отдыхая на лодке. Тут, конечно, не то, что у нас на отшибе – очень оживлённо, туда-сюда в течение дня ходят катера и яхты.

За кормой – сразу выход из марины. Движение довольно интенсивно.
Марина Хангонкюля вечером

Парные экипажи

Если в России я привык наблюдать шумные компании на катерах и яхтах, то тут это в основном экипажи из двоих, семейные (плюс часто еще дети). Шведское семейство ушло, на их место прибыли другая парочка пенсионеров на катере. Они долго швартовались, в несколько попыток, орудуя подрульками, что несколько успокоило меня по поводу моего опыта.

Затем вечером пришла еще одна яхта с молодой парой и я помог им, приняв трос. Мы стояли очень плотно, борт к борту, и усилились кранцами, но всё было очень мило, никто никому не мешал.

Снял утром, как близко мы стояли. При этом заняты два крайних буя и один средний — по идее, тут посередине могла бы стоять еще одна лодка на «пучке».

Вообще, насмотревшись на «семейные экипажи», могу сказать, что в 100% случаев при подходе к причалу, муж водит пальчиком по штурвалу или держит румпель, тогда как всю силовую и требующую сноровки работу с швартовными выполняет хрупкая жена. Возраст не имеет значения. Ну, у нас та же фигня, но нюансы скорости и направления пока не делегировать. Самому бы научиться, хотя, надо сказать, прогресс налицо.

Отправление и откачка септик танка

Наутро мы собрались и очень аккуратно отошли от причала, аж горжусь. Пошли к другому месту в центре гавани откачивать септик танк – причем специально ждали, чтобы там никого не было. Но когда обошли причалы, стало понятно, что там кто-то стоит на рыбацком катере. Чёрт. Там только швартовка лагом, плюс справа перпендикулярно другой гостевой причал, занятый лодками. И в очередь не встать на воде. Лагом я вставал только один раз год назад на практике, но делать нечего.

Примерный путь.

Гашу скорость, на нейтрали рулю и почти ровно встаю боком к причалу, оставляя сантиметры перед катером слева. Чем-то напоминает ролики, где автомобили паркуются с дрифтом. Жена спрыгивает, крепит лодку.

Ждём когда станция откачки освобождается, протягиваем лодку до неё. Процесс откачки довольно простой – откручиваешь горловину, прикрепляешь к ней конец шланга от станции. Нажимаешь кнопку, открываешь кран. Поскольку шланг плотно прилегает к горловине, откачка идёт за счёт вакуума и вся дрянь высасывается. По завершении перекрываешь кран, останавливаешь станцию, закрываешь горловину и обливаешь всё водой.

Также на месте заправил танк пресной воды — судя по тому, насколько хватило заправки в начале сезона, хватит мне до конца лета.

Перед окончательным выходом, забегаю в кафе за каппучино («kaks cappuccino!»). Бармен-финка смотрит на меня с укором, но делает, а сидящие пожилые завсегдатаи произносят что-то на финском с оттенком в духе «Ха, каппучино!». Я давно заметил, что в провинциальной Финляндии кофе даже продают в основном из баков с черным кофе, а не из кофе-машины, то есть явно все эти каппучино для них не очень популярный продукт.

Кофе жду, наверное, минут 10. Но вижу книжку «Käyntisatamat» со всеми гаванями, которую я так давно хотел купить, но не встречалась, беру еще и её. Забавно, но опять моего словарного микрозапаса хватает, чтобы всё это заказать и оплатить на финском.

Информация о маринах Финляндии из книжки «Käyntisatamat»

Обратный путь

Отходим из марины и берем курс «домой». Солнце печет вовсю, ни облачка, ветер опять слабый, хотя чуть лучше, чем по дороге в Ханко. Трафик очень живой — суббота, в бинокль я насчитываю дюжину яхт только спереди по курсу. Ветер галфвинд и бакштаг — с ними я знаком мало, поэтому потихоньку сгорая на солнце, балуюсь с настройками парусов, что само по себе отличный опыт.

Из-за жары также часто глючит айпэд, ругаясь что он слишком горячий и вырубаясь. Это меня довольно сильно напрягает, но район уже знакомый и поэтому не так критично. Но пару раз прибегаю к сделанным заранее скриншотам маршрута. Надо придумать, как избегать этого в будущем — может, что-то типа белого чехла с дырками для вентиляции.

Добираясь до упомянутой выше узкости между «морской» и «озёрной» частями, снова переоцениваю риски и убираю паруса, но видя, что яхта перед нами поворачивает под ними, и оценивая направление ветра, понимаю что можно спокойно идти и под парусами. Это прибавляет скорости и экономит дизель, далее почти всю дорогу до самой марины я иду под парусом, убирая его только один раз, когда ветер на полчаса скис до штиля.

Закрутка стакселя очень здорово помогает, но нашел у нее один косяк — иногда линь оборачивается вокруг барабана неравномерно и заедает внутри, приходится идти на нос и помогать ему. Пока не понял, насколько это ненормально, но это рутина текущего этапа освоения судна — порой перестраховываешься, а иногда наоборот, делаешь глупые вещи.

Уже подходя к марине ветер раздувается сильнее, полный бейдевинд, я прямо кайфую от управления стакселем (грот уже убрал), чувствуя реакцию судна и паруса, удерживая шкот в руке. Скорость до 6,5 узлов. Так бы всю дорогу, эх!

Но швартуясь, ветер усиливается еще больше, и подходя к причалу, нас откровенно сносит на стоящую лодку, а в леерах и вантах шумит и свистит. Но здесь уже хватает опыта, я исправляю направление и, хотя не очень элегантно, но мы швартуемся. Плюс теперь я лучше понимаю одну особенность управления лодкой (положение оси поворота и как заносит корму), которую в будущем буду учитывать внимательнее.

Немного об искажениях восприятия

Вернувшись, я понимаю что напрочь сгорел – адски болят ноги (обгорели все икры сзади, сложно сгибать), шея, руки. За румпелем это почти не чувствовалось.

Мы почти сразу садимся в машину, чтобы успеть заехать за продуктами в Призму до закрытия. Эта резкая смена модальности управления влияет на мое восприятие автомобиля – через пять минут вождения я останавливаюсь, ибо мне кажется, что машина едет непривычно жестко и грубо, будто спустило шины. Выхожу, проверяю, всё в норме – дело не в машине, а во мне, ибо я управлял куда более «мягкой» яхтой.

Еще в Ханко, когда мы гуляли, мне постоянно казалось, что надо успеть вернуться до отправления, как будто мы прибыли на пароме, а не на собственном судне. Плюс, уже вернувшись на яхту, я всё время ловил себя на мысли, что в поисках чего-то думаю о вещах, оставленных на полке в яхте в домашней гавани, и что я их забыл. То есть будто это две разных яхты, а не одна.

Помню, когда я стал ездить на автомобиле в дальние поездки, у меня было ощущение парадоксальности, что вот я сижу в знакомом месте (тот же руль, та же торпеда, те же сиденья), как будто выехал в магазин за продуктами, но при этом за окном, например, деревня детства или я проезжаю мимо школы. Иными словами, эти два ощущения не складывались. С яхтой же, получается, было что-то и похожее, и обратное — она куда больше ассоциируется с дачей, чем с транспортом, и поэтому мозг разделяет её на несколько похожих, но отдельных «дач» в разных локациях.

В общем-то и всё.